Кинотеатр - Кинопалац
Смотрите Сегодня
Расписание Сеансов
Цены на Билеты
Заказ билетов онлайн
Схема Зала
Скоро на Экране
Контакты
Новости сайта
Фотогалерея
Сеть кинотеатров Кинопалац
Реклама в Кино
Наши партнеры
Поиск по Сайту

ПРОГНОЗ ПОГОДЫ






фотосессия с василием степановым

Бессмертные : война миров (Immortel. Ad vitam)
 Производство: Франция, 2004 г.

Режиссер: Энки Билал

Продюсер: Жан-Пьер Фуйе

Сценарист: Энки Билал, Серж Леман

Жанр: фантастика

Актеры: Линда Харди, Томас Кретчманн, Шарлотта Рэмплинг, Фредерик Пьеро, Томас Поллард, Янн Коллетт

Длительность: 146 мин.

Дата выхода на экран: 2004-06-11


Аннотация:
Нью-Йорк, 2095 год. Где-то в бесконечных лабиринтах трех уровней этого огромного мегаполиса живет женщина с синими волосами. Ее имя – Джилл Биоскоп. Она не похожа на других людей. Она не знает, что ее разыскивает Гор, древний египетский бог. Его приговорили к смерти младшие боги, и ему осталось жить всего семь дней. Он пересек половину Вселенной, чтобы найти Джилл. Но на Земле ему нужно войти в человеческое тело. И он выберет тело Никополя, заключенного, замороженного тридцать лет назад.


Трейлер + интересные факты:
Режиссер – ЭНКИ БИЛАЛ
Энки родился в 1951 в Белграде, мать его чешка, отец – босниец. Первые десять лет своей жизни он провел в этой разрушенной европейской столице, и только приехав в Париж он понял, насколько изуродован его родной город. Но именно эти разрушения стали основой его графического мира.
В 1961 он открывает для себя французский язык, комиксы и кино.
В 1971 он побеждает в конкурсе, организованным журналом комиксов «Пилот». Его первая история публикуется там уже в следующем году. Затем вместе с автором Пьером Кристеном он выпускает несколько книжек, среди которых «Фаланги Черного ордена» (Les phalangues de l’Ordre noir) (1979) и «Охота» (Partie de chasse) (1983). За этим следуют другие работы: «Лос-Анджелес» (Los Angeles) (с Пьером Кристеном), «Забытая звезда» (L’etoile oubliee) (с Лори Блум), «Кровоточащие сердца» (Coeurs sanglants) (с Пьером Кристеном) и «Вне игры» (Hors-Jeu) (с Патрисом Ковеном). Одновременно с этим Билал сам делает три альбома: «Ярмарка бессмертных» (La foire aux immortels) (1980), «Женщина-ловушка» (La femme piege) (1986) и «Холодный экватор» (Frois equateur) (1992), которые составили трилогию и показывают совершенно необычный барочный мир.
В 1987 он получает Гран-при в Ангулеме.
В 1982 Билал работает вместе с Аленом Рене на картине «Жизнь – это роман» (La vie – c’est un roman) (1982) и с Майклом Манном на картине «Позиция» (The Keep) (1983). В 1989 он ставит свой первый полнометражный фильм под названием «Бункер Палас-отеля» (Bunker Palace Hotel).
В марте 1996 он ставит второй фильм «Тико Мун» (Tykho Moon).
Его также привлекает работа в театре, и вместе с Андре Анжелем он работает над декорациями оперы Дени Лавайана и балета Прокофьева «Ромео и Джульетта».
В 1998 он начинает новую трилогию, первая часть которой называется «Сон чудовища» (Le sommeil du monster).
С января по апрель 2001 в Исторической библиотеке в Париже проходила выставка его работ, озаглавленная «Энкибилаландёмильеан» (Энки Билал в 2001).
________________

Говорит режиссер Энки Билал
Всё началось в начале 2000. Я работал у себя в мастерской над новым альбомом «З2-ое декабря», когда ко мне зашел продюсер Шарль Гассо, помогавший мне при производстве моего первого фильма. Он просмотрел мои рисунки и картины и сказал: «Пора это уже выпускать на большой экран». Я не был в восторге, потому что анимация меня не очень привлекает, но он ответил: «Я не говорю об анимации, я говорю о 3D, о синтезе изображения. Техника сейчас сделала огромный скачок». Я возразил, что это будет очень холодно и искусственно и что предпочитаю живых актеров. «Мы говорим обо одном и том же, - сказал Шарль. – Я очень хочу провести этот эксперимент. И даю тебе карт бланш.»
Я решил остановиться на материале своей трилогии «Никополь», но изменить сюжет, оставив главных персонажей: Джилл, Гора и Никополя.
В качестве второго сценариста я решил пригласить Сержа Лемана. Он хорошо знал мое творчество и к тому же писал научно-фантастические сценарии. Он согласился стать моторчиком, который не будет давать спать воображению.
Синопсис мы написали очень быстро. Небольшой мозговой штурм – и можно было приступать к работе…
Редко режиссер делает фильм, основываясь на образах, которые он уже пробовал в других областях. Но у меня главные герои вышли из моей же трилогии «Никополь»: Джилл и Никополь – это персонажи комиксов, ставшие для меня символичными. Подсознательно я знал, что актеры должны были им соответствовать…
В своих живописных работах я всегда пользуюсь зеленым цветом, но очень скупо, почти скаредно. Но на съемочной площадке зеленый доминировал (это был цвет, удобный для отцифровки пространства и героев). 3D техника смогла вытянуть из него всё. Никто не забудет первое появление Томаса Полларда (Гор), одетым в зеленое трико с головы до пят. И кто забудет площадку в 1300 квадратных метров, от пола до потолка обтянутую зеленым брезентом. Очень сильный эффект, но глаза жутко уставали в конце дня.
Все динамичные сцены были сняты там.

Режиссер о своих актерах:

ДЖИЛЛ (Линда Харди)
Я отобрал Линду для рекламного ролика из шести или семи других актрис прежде всего потому, что она очень была похожа на героиню. Но во время съемок ролика я обнаружил, что она хорошая актриса и она очень хочет играть в этом фильме. Она настоящий труженик. Ее роль не особенно зрелищна, никаких сильных вспышек гнева, никаких рыданий или переживаний, то есть выигрышных актерских сцен. И еще, честно говоря, я не хотел известную актрису на эту роль.

НИКОПОЛЬ (Томас Кретчманн)
Прежде всего, немыслимо было пригласить на эту роль Бруно Ганца, из которого вышел образ в альбоме комиксов. Он стал на несколько лет старше, но остается исключительным актером. Однажды, несомненно, в другом фильме…
Затем пришлось бороться с искушением сосредоточить всё внимание на известных именах, международных звездах.
Для меня Никополь – выходец из Центральной Европы, даже если по фильму он из Нью-Йорка. Никополь – это имя города на Украине. Иногда, когда я ищу имена для персонажей, я сначала открываю атлас.
Я нашел героя через Шарля Гассо. Патрис Шеро познакомил его с Томасом Кретчманомм, актером из Восточной Германии, с которым он работал на «Королеве Марго» и который всё чаще и чаще снимается в Лос-Анджелесе. Я посмотрел его фотографии, они мне понравились. Когда я познакомился с ним, он только что закончил снимать у Поланского в «Пианисте». У нас сразу возникла симпатия. Мне понравились его голос, манера двигаться, всё подходило.
Теперь у меня была пара.
Томас очень хорошо знал мою работу, Линда едва ли вообще о ней слышала.
Я попросил их, прежде всего, не слишком углубляться в мои альбомы, а лучше создавать своих персонажей, исходя из сценария.

ЭЛМА ТЁРНЕР (Шарлотта Рэмплинг)
Я даже не задумывался, кого взять на роль Элмы Тёрнер (совершенно новый персонаж, в альбоме его нет), это было совершенно очевидно: Шарлотта Рэмплинг.

ФРОБЕ (Янн Коллетт) и Джек Тёрнер (Жан-Луи Трентиньян)
Несколько верных друзей постоянно сопровождают меня в моих киноэкспериментах. Среди них – Жан-Луи Трентиньян и Янн Колетт. Они оба появляются в фильме, но только через CGI изображение. У Жан-Луи Трентиньяна даже лицо его персонажа из «Буенкера Палас отеля».

ЛИЛИ ЛИАНГ (Коринна Жабер)
На роль Лили Лианг я пригласил Коринну Жабер, которая получила премию «Мольер» два года назад в категории «Лучшая актриса». Я нарисовал азиатскую женщину, холодную, расчетливую, амбициозную и очень красивую. Голос Коринны и ее исполнение вполне отвечали этому образу.

ГОР (Томас Поллард)
Гора, бога с телом человека и головой сокола, совершенно виртуального персонажа, играет Томас Поллард, чернокожий американский актер с потрясающим голосом.

Говорит Томас Кретчманн
Как-то я сидел у себя дома в Лос-Анджелесе и смотрел трехмерный фильм. Я подумал, что было бы здорово попробовать себя в такого рода проекте, где актер становится до крайней степени точен, техничен. А через две недели мне позвонил Энки с предложением сниматься у него. Я отсмотрел его промо-ролик, и он мне очень понравился. Я был счастлив, что мне дали роль Никополя.
Думаю, тот факт, что перед этим я снимался у Романа Поланского, не простое совпадение. И он, и Энки, и я из Восточной Европы, вот почему мне легко было вписаться в созданные ими миры.
Никополь очень похож на меня. Или даже наоборот. Я очень естественно чувствовал себя в его шкуре. Он, как и я, человек откуда-то из прошлого и до сих пор нигде. Я родился в Восточной Германии, живу в Лос-Анджелесе, но я не могу сказать ни об одном из этих мест, что я оттуда. Я дома там, где близкое мне окружение и где хорошо моему сердцу.
Я не делал ничего особенного, готовясь к роли. Мир Энки настолько фантастичен, что нельзя найти никаких отправных точек. Надо только сконцентрироваться и представить что-то новое и оригинальное. Я должен был играть попеременно самого Никополя и Никополя, которым уже завладел Гор, безо всяких физических изменений в облике. Когда Гор завладевал телом Никополя, я менял манеру двигаться и ритм речи. Каждый раз, когда Гор входит в Никополя, я делал глубокий вдох, отмечая тем самым превращение. Когда я к этому приноровился, роль стала абсолютно техничной.

Говорит продюсер Шарль Гассо
Моя профессия заключается в том, чтобы искать идеи, сводить людей вместе и поддерживать таланты. Талант у меня уже был – Энки. С другой стороны, я хотел реализовать проект, который мог бы стать коммерческим для некоторых французских студий, имеющих ноу-хау в области трехмерного изображения. Так что я решил организовать встречу этих двух миров.
Обычно я работаю одновременно над семью или восьмью проектами, но реализую только половину из них: я могу предугадать, что может быть просто хорошо, а что может снести золотое яйцо. В последнем случае я бросаю все проекты и останавливаюсь только на этом. Так было с Билалом, когда я увидел первые элементы его работы. Но снять 3D картину продолжительностью в 1 час 45 мин – для Европы беспрецедентный случай, нам нужны были десятки миллионов долларов.
Мы сняли трехминутный промо-ролик. В подобных картинах ролик имеет две цели: это привлечение финансов и это чисто техническая проба. Мы показали его в 2001 в Канне. С первых же мгновений мир Энки захватывает тебя. Американцы даже не взглянули на проект: это естественно, они презирают всё, что произведено не в их стране. Зато азиатов проект заинтересовал. Они обожают союз самых высоких технологий и очень личного мира автора. «Бессмертные» - это научная фантастика в романтическом мире в сочетании с никогда ранее не виданными спецэффектами. Мы еще не видели такого оригинального проекта после «Бегущего по лезвию бритвы». Так что у меня не было трудностей со сбором финансов.
Самым трудным было сделать фильм не таким, как у всех. Для меня здесь всё было новым. Нам пришлось работать с живыми и к тому же знаменитыми актерами и просить их играть, не видя партнера. Нам пришлось работать с командой специалистов по CGI, а они одновременно гении и совершенно сумасшедшие. Мы должны были следить за тем, чтобы никто не терял головы. К тому же Энки был очень требовательным.
«Бессмертные: война миров» - это четыре года работы, огромный бюджет – может ли Европа конкурировать с американцами в области цифрового трехмерного изображения? – и, конечно, масса сомнений. Вообще делать фильм – это вечное сомнение. И пока он не выйдет в кинотеатре, все сомневаются, чего-то меняют, чего-то улучшают. Так всё и создается.

Говорит Жакмен Пьель, режиссер по спецэффектам
«Дюран» - это компания, которая давно специализируется на спецэффектах: «Город потерянных детей», «Амели», «Братство волка» - это всё мы. Мы начали работать с 3D в 1997, в основном с музыкальными видео. Приступая к работе над этим фильмом, мы задавали себе два вопроса: сможем ли мы транскрибировать его графический мир? Сможем ли мы смешать реальных актеров с виртуальными персонажами в 3D? Промо-ролик убедил нас, что это возможно.
Энки делал наброски персонажей, головы, эпизоды, костюмы, и основываясь на этом, дизайнеры-графики разрабатывали дальше его мир. Им помогали исследователи и архитектор. Им пришлось вообразить себе Нью-Йорк 2095 года, создать людей, здания и машины той эпохи. На основе наших исследований Энки произвел «кастинг зданий». Мы отпечатали выбранные здания, он внес карандашом какие-то изменения, выделив некоторые детали. Опираясь на эти исправленные наброски, мы моделировали каждое здание, каждый мост, не нарушая при этом стиль графики Энки. Мы применяли этот метод работы и в отношении машин, улиц, перекрестков, кварталов…
И то же самое с персонажами. Каждого виртуального персонажа приходилось моделировать, определять его макияж, прическу, одежду и, конечно же, выражение лица. Этот гигантский труд, в котором участвовало 50 графиков-дизайнеров, начался в 2001 и буквально продолжался почти до самого завершения фильма. Моделирование – это предварительная работа перед анимацией.
Параллельно с этим нужно было вместе с Энки идти по сценарию от А до Я, но в формате 3D. Для этого мы установили у себя специальное оборудование, которое могло анализировать все отснятые кадры и обрабатывать их так, чтобы они сочетались со стилем фильма. Это оборудование позволяло манипулировать актерами в 3D и в реальном времени в виртуальных эпизодах. После чего мы могли составлять список необходимых съемок и готовиться к ним с реальными актерами. Актерам тоже было нелегко, они играли перед зеленым экраном, не видя никого, и нужно было точно говорить им, куда им смотреть, что они как бы видят перед собой…

Говорит художник-постановщик, Жан-Пьер Фуйе
Работа художника-постановщика начинается традиционно: он делает раскадровки и макеты для всех эпизодов, даже если всего лишь несколько из них будут построены. Очень трудно было с огромной ванной комнатой, которая была в альбоме. Сначала мы сделали ее в 3D, затем в реальном варианте. И тут же столкнулись с трудностью, которая преследовала нас все шесть месяцев подготовки к фильму: пропорции 3D фильма всегда несколько искажены, поскольку художник-график сталкивается с совсем иными ограничениями, чем архитектор или дизайнер. Когда виртуальное изображение физически воспроизводится, это часто приводит к сюрпризам: ванна становится гигантской, не те размеры предметов. Бывает, как в случае с ванной, это производит положительный эффект, который хочется сохранить. Но чаще всего нам приходится подправлять пропорции и объемы, потому что мы находимся не в таком уж далеком будущем, это не абсолютно воображаемый мир, у него есть что-то общее с миром Билала. Так что пришлось много работать, чтобы рисунки сочетались с их воплощением на пленке.
С той же целью мы нарисовали планы всех эпизодов фильма, включая даже те, что мы не построили. Мы должны были с абсолютной точностью воспроизвести всё то, что мы хотели увидеть на съемочной площадке, чтобы не усложнять задачу студии Дюран. Было бы несправедливо просить их полностью переделать какую-нибудь комнату в 3D только потому, что та или иная вещь должна была стоять слева, а не справа. Гармония создается в сочетании деталей, предметов, цветов. Мы также нарисовали мебель и предметы, которые подходили к миру Энки, и большая часть из них была изготовлена специально приглашенной для этого командой скульпторов. Естественно, подобная работа требует бюджет куда больший, чем для обычного фильма.
Зато мы очень мало работали с уличными эпизодами, там всё делали в 3D, за исключением тех предметов, которые непосредственно соприкасаются с актерами, например, мост по которому они идут. Машина Джона была быть сконструирована нами, зато другие машины виртуальны, и наша работа состояла в том, чтобы приспособить их к реальным интерьерам, в которых снимались актеры. Благодаря этой почти годовой работе на экране почти невозможно отличить настоящие кадры и 3D изображение.

Говорит Мими Лемпика, художник по костюмам (ранее работала на фильмах «Никита», «Бланш», «Слишком много плоти» и тд)
В этом фильме работа над костюмами началась с виртуальных персонажей. Нужно было найти равновесие между их костюмами и костюмами реальных персонажей, «пригасить» немного виртуальные и даже реальные костюмы. Было очень важно с самого начала иметь глобальное видение всех персонажей фильма. У меня с самого начала был сценарий Энки, его альбомы и несколько смоделированных голов. Чтобы создать контуры силуэта, я в конечном случае решила работать так, как если бы имела дело с настоящими актерами. Для реальных же персонажей работа заключалась в изучении фотографий и истории каждого из них и, естественно, в спорах с режиссером. Костюмы и аксессуары для главных героев были сделаны не только в соответствии с духом фильма, но еще и с учетом ограничений, вызванных некоторыми техническими ограничениями (например, трюковые съемки).

Говорит Николя Дежен, грим (арт-директор косметической линии Givenchy)
Энки Билал любит грим. Он делает его реальным, магическим, непостижимым и очень современным. Я давно мечтал познакомиться с ним. Моя работа на фильме Седрика Клапиша «Возможно» привлекла его внимание, и встреча состоялась. Энки попросил меня прийти с новыми идеями, однако не уточнил, в каком направлении надо думать. Он мало говорит, но много наблюдает, делится своей энергией и открывает душу. Когда он что-то говорит, это ключевое слово. Я просмотрел оригинальные рисунки и предложил глобальный стиль макияжа с его спецификой и техникой.
Я работал всё время вместе с художником по костюмам, художником-постановщиком, художниками и с Сесиль Жантилен, главным стилистом по прическам. Лицо утром не такое, как вечером, и гример должен учитывать это. Усталость делала грим к вечеру более устрашающим. Всё важно в гриме: волосы на лице, их распределение, поры… Мы сложили все наши знания и исследования о жирности или сухости кожи лица и его цвета в некий банк данных, чтобы художники могли учитывать это. В конечном счете мы создали, с одной стороны, несколько нереальный реальный мир, применили латекс при макияже, что сделало лица менее выразительными, менее человеческими, а, с другой стороны, мир, полный весьма реалистичными виртуальными лицами. В результате получился однородный мир, одновременно серый и расцвеченный. Подготовительная работа заняла три месяца.
Когда же началась работа, нам порой приходилось гримировать до ста человек за утро. В такие моменты только творческая энергия Энки помогала нам. Это было потрясающе.

Говорит композитор Горан Вейвада
Обычно музыку к фильму пишут тогда, когда он уже смонтирован: я смотрю фильм вместе с режиссером, и мы решаем, какие сцены выделить музыкой. Для этого же фильма я сочинил композицию, отсмотрев только первый эпизод и побывав на очень коротком производственном собрании. Я даже сочинил несколько композиций, вообще не видя изображения. Это позволило мне порвать с монотонностью кино и его давящими аспектами и дало возможность прислушаться к своей интуиции. Первоначальная музыка для этого фильма была очень мрачной, но со временем стала мягче, тоньше и поэтичней. Я не хотел делать запоминающуюся эмоциональную мелодию, которая назойливо сопровождает все сцены – это случается всё чаще и чаще в современном кино. Я сочинил несколько абстрактных композиций, серьезные музыкальные пьесы, смешав их с симфоническими партитурами и другими музыкальными пьесами, отобранными Энки.



| Постер | Обсудить |
Назад




© «Кинопалац», 2000-2011 
 

Архив